понедельник, 2 апреля 2018 г.

Василий Блохин- палач в кожанном фартуке

Василий Иванович Блохин – начальник комендантского отдела Административно-хозяйственного управления НКВД майор госбезопасности. Главный палач НКВД, «рекордсмен»: считают, что за годы своей «работы» он лично расстрелял от 10000 до 50000 человек! Мог «исполнить» 200 человек за день. Кавалер ордена Ленина, трёх орденов Красного знамени, ордена Отечественной войны первой степени. За безупречную службу был премирован автомобилем «Победа», именными золотыми часами, оружием.


В годы советской власти информация о деятельности Василия Блохина была засекречена. После обнародования эта информация вызвала многочисленные отклики в прессе.

Родился в семье крестьянина-бедняка во Владимирской губернии. До 15-ти лет он подрабатывал пастухом, потом каменщиком в Москве. В 1915 г. был призван в царскую армию. За время Первой мировой войны стал к 1917 г. взводным старшим унтер-офицером; исполнял обязанности председателя ротного комитета 218-го пехотного полка. а с 1918 вступил в Красную Армию. К 1921 году дослужился до командира взвода войск ВЧК.

С 1926 года командовал расстрелами в организации с меняющимися названиями - НКВД, МГБ, МВД. Пережил всех своих руководителей. Под командованием Блохина находилась спецгруппа или расстрельная команда, которая состояла из сотрудников разных подразделений Объединённого Государственного Политического Управления при СНК СССР. Часть сотрудников совмещала охрану вождей с расстрелами врагов народа. А.П. Рогов, И.Ф. Юсис, Ф.И. Сотников, P.M. Габалин, А.К. Чернов, П.П. Па-калн, Я.Ф. Родованский, В.М. Блохин, П.И. Магго, В.И. Шигалев, И.И. Шигалев, П.А. Яковлев, И.И. Антонов, А.Д. Дмитриев, А.М. Емельянов, Э.А. Мач, И.И. Фельдман, Д.Э. Семенихин.


Акт о сожжении, подписанный Василием Блохиным
Трезвый взгляд и крестьянская сметка помогли ему рационализировать процесс забоя людей. Блохин, например, придумал спецодежду советского палача: кожаную кепку, длинный кожаный фартук и глубокие перчатки с раструбами — все коричневого цвета, на котором кровь меньше заметна. Любил до расстрела и после не спеша выпить чаю. Ещё он с детства любил лошадей, и в перерывах между работой рассматривал иллюстрированные книжки про них. После его смерти осталась библиотека из примерно 700 книг о коневодстве. Умел расслабляться человек.

Он разом решил в Москве проблему перевозки приговоренных к месту казни и проблему массовых захоронений, организовав прогрессивную утилизацию трупов в печах первого советского крематория на Донском кладбище (печи, кстати, были отличные, немецкие, такие же потом будут работать в Освенциме). Теперь москвичей и гостей столицы не надо было вывозить в лес и там потом закапывать. Система заработала гораздо эффективнее: утром судья в одном здании выносил приговор, в обед человека переводили через Никитскую улицу в другое здание, там вечером убивали, ночью грузовик отвозил труп на Донское кладбище, а к рассвету от вчерашнего подсудимого оставалось лишь немного пепла.

Василий Блохин был уникален. Его коллеги по нелегкому палаческому ремеслу один за другим спивались и сходили с ума, а он жил спокойно и полноценно, без рефлексий и депрессий. В 1933-м экстерном поступил на строительный факультет, но бросил его на третьем курсе: не хватало времени, было очень много работы. Впрочем, в НКВД его и без высшего образования ценили, к концу войны Василий Блохин дослужился до генерала.

Решение Военной коллегии ВС СССР подписывал председатель ВК Василий Ульрих. Приговор выносился немедленно: на Акте о расстреле стоят подписи заместителя начальника спецотдела НКВД Павла Окунева (служил в органах до июня 1956 года) и коменданта НКВД и главного «расстрельщика» Василия Блохина

Именно Блохин руководил расстрелом польских офицеров, и лично расстрелял около 700 поляков. В 1991 году на допросе в Генеральной Военной прокуратуре СССР один из членов расстрельной команды, бывший начальник УНКВД по Калининской области Токарев вспоминал, как в первый день расстрелов к нему в кабинет зашел Блохин и сказал: «Ну, пойдем». «Мы пошли. И тут я увидел весь этот ужас… Блохин натянул свою специальную одежду: коричневую кожаную кепку, длинный кожаный коричневый фартук, кожаные коричневые перчатки с крагами выше локтей. На меня это произвело огромное впечатление – я увидел палача!» Токаревское описание Блохина детально соответствует тому, которое со ссылкой на ветеранов НКВД привел в своей книге Теодор Гладков: «В швейной мастерской административно-хозяйственного управления НКВД Блохину сшили по его заказу длинный, до самого пола, широкий кожаный фартук, кожаный картуз и кожаные перчатки с рострубами – чтобы не забрызгивать кровью одежду». В первую ночь расстреляли 343 человек, заканчивали при восходе солнца, торопились. И Блохин приказал больше 250 не привозить.

Процедура была такой: поляков поодиночке вели в «красный уголок», сверяли фамилию, имя, год рождения, надевали наручники. Затем, показал Токарев, «вводили в камеру и стреляли в затылок, вот и все». В подвале установили еще одну рационализаторскую идею - транспортер, на который сбрасывали убитого. Транспортер подавал тело в окно, во двор, там расстрелянных грузили в машины, кузова накрывали брезентом и везли трупы в Медное. Там уже ждал ров, выкопанный экскаваторами. Тела сваливали в ямы и засыпали. Кузова от крови отмывали ежедневно, брезентовые полотнища после завершения операции Блохин приказал водителям сжечь. После каждой ночи Токарев сообщал заместителю наркома Меркулову: по такому-то наряду исполнено (т.е. расстреляно) столько-то.

За Катынь его наградили патефоном.

Общая могила № 1 на новом Донском кладбище: здесь прах и жертв, и их палачей

Василий Блохин очень гордился тем, что лично расстреливал самых известных людей страны, в том числе военачальников Якира, Тухачевского, Уборевича, своего бывшего наркома Ежова, писателя Бабеля, журналиста Кольцова, режиссера Мейерхольда. Но после смерти Сталина его уволили, затем лишили генеральского звания «как дискредитировавшего себя за время работы в органах». Также был лишён всех орденов и пенсии, которая в четыре раза превышала среднюю зарплату по стране. В феврале 1955-го по одним данным Блохин умер от сердечного приступа, по другим - застрелился.



Похоронили Василия Ивановича Блохина в 1955 году на Донском кладбище, неподалёку от братской могилы своих жертв. Там же, на почётных местах, похоронены и другие сталинские палачи.  В 60-х реабилитирован с восстановлением звания и наград.

Источники:
https://www.sovsekretno.ru/articles/id/2429
https://varlamov.ru/2844316.html
https://newtimes.ru/articles/detail/135848?_utl_t=vk

Комментариев нет :

Отправить комментарий